Сайт Уполномоченного по правам ребёнка в Санкт-Петербурге "Мальчик-инвалид из Благовещенска обрел семью в Петербурге"

В июле мальчика доставили на лечение в Санкт-Петербург - в детский ортопедический институт им. Г.И. Турнера. К тому моменту история о Благовещенской трагедии облетела всю страну. Люди из всех уголков России предлагали свою помощь. И даже создали Фонд, куда благотворители стали перечислять средства для ребенка.

Нашлись и те, кто не желал ограничиваться материальной помощью. Довольно многие хотели принять ребенка на воспитание в свою семью. Однако, когда дело дошло до официальной подачи документов, количество претендентов само собой сократилось до трех.

В течение пяти месяцев, пока Максимка лечился в Санкт-Петербурге, в Благовещенске решалась его дальнейшая судьба: рассматривались документы кандидатов.

Петербурженка Инна Лаллав одна из первых заявила о своем намерении взять ребенка под опеку. Инна замужем, воспитывает четырехлетнюю дочь. По образованию - педагог-психолог. Сейчас женщина занимается предпринимательской деятельностью. А созданный ею благотворительный фонд несколько лет активно помогает детям-инвалидам и сиротам города и области.

Узнав о Максимке, Инна сразу же захотела увидеться с ним. Но встреча была невозможна без согласия законного представителя – в данном случае, Благовещенского органа опеки. Женщина сдала документы и почти месяц ждала разрешения и, так и не дождавшись, обратилась к Уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге с просьбой разобраться, в чем причина столь длительной проволочки.

На тот момент в Аппарате Уполномоченного уже слышали историю про Максимку из Амурской области от сотрудников Института им. Турнера. Руководитель учреждения рассказывал, с каким трудом удается справиться с ажиотажем, возникшим вокруг малыша. Активисты по нескольку раз в день звонили в учреждение, интересуясь состоянием здоровья мальчика и предлагая помощь, невольно тем самым отвлекая врачей от их непосредственной работы – лечения ребенка.

Инна, в отличие от большинства этих людей, пошла правильным путем – через социальные службы. Однако, ответа на вполне правомерную просьбу Инны о свидании с Максимкой не было. И Светлана Агапитова запросила разрешение на встречу с ребенком через Уполномоченного по правам ребенка Амурской области.

«Этот ребенок даже пахнет для меня вкусно, - восторженно делилась впечатлениями Инна. – Даже когда я не рядом, у меня всё равно весь режим дня построен на мыслях о Максимке: вот, сейчас он проснулся, сейчас – покушал… А что покушал? Какое у него сегодня настроение?..».

А в это время борьба за мальчика развернулась нешуточная. Информация о том, кто навещает малыша и с какой целью разлеталась довольно быстро. Начались обсуждения личности кандидатов и в интернете, и в СМИ.

На форумах обсуждали, сколько денег уже накопилось на личном счету мальчика, обвиняли претендентов в корыстных мотивах. Особенно досталось активной Инне Лаллав. На тот момент она была единственным кандидатом, предоставившим акт о встрече с ребенком и заключение психолога в Амурскую область. Кроме того, по сравнению со всеми другими кандидатами, у ее семьи был самый высокий доход. А значит, и больше возможностей для дальнейшей успешной реабилитации малыша. Инна даже успела съездить в Германию и договориться с одной из ведущих немецких клиник об установке ортопедических протезов мальчику.

И, тем не менее, нашлись ярые противники ее кандидатуры. Главный аргумент против: муж Инны – гражданин США. Хоть Инна и уверяла всех, что супруг более 10 лет живет в России и уезжать никуда не планирует, общественность вменяла ей намерение «вывезти ребенка и отдать на усыновление за границу».

С Максимкой круглосуточно находилась няня, работающая по договоренности с администрацией города Благовещенска. Ей было разрешено на свое усмотрение допускать к ребенку посторонних людей, в том числе журналистов. Няня и сама активно давала интервью. И даже самовольно уехала на 2 дня в Москву на съемку телепередачу «Пусть говорят», оставив Максима на попечение посторонних людей – мам из соседней палаты.

Будь рядом с мальчиком близкий человек - мама, такого бы в принципе не случилось. Однако, благовещенские социальные службы не торопились с вынесением окончательного решения. Дело получило широкую огласку, поэтому они медлили, стараясь действовать крайне осмотрительно.

«Пройдя через сильнейший стресс и многочисленные операции, Максимка остро нуждался в материнской любви и заботе, - рассказывает Светлана Агапитова.

Но пока взрослые раздумывали, кому же его можно доверить, мальчик находился в окружении хоть и участливых, но чужих ему людей.

Всё это время мы постоянно поддерживали связь с Уполномоченным Амурской области. И я снова обратилась к нему с просьбой не затягивать решение вопроса об определении ребенка в семью».

И тут выяснилось, что есть еще один кандидат в опекуны - четвертый. Петербурженка Алиса Гартэн брала направление не у Благовещенских служб, а в Федеральном банке данных о детях-сиротах. Этот путь оказался намного длиннее, поэтому встреча с Максимом произошла гораздо позже, чем ожидала сама претендент. Алиса встретилась с Максимом в присутствии специалиста аппарата Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге и сотрудника органа опеки и попечительства МО «Адмиралтейский округ».

По итогам встречи, 29 декабря Алиса, также через Москву, направила документы в Амурскую область. А утром 30 декабря там уже было принято положительное решение о передаче ребенка под опеку Инне Лаллав. Здесь свою роль сыграла еще и разница в часовых поясах: когда документы Алисы пришли, документы на Инну уже подписывались.

В итоге, 17 января Максим Абрамов на законных основаниях стал опекаемым ребенком семьи Инны Лаллав. 

Источник: http://www.spbdeti.org/id2301

Обсудить новость на форуме